demius (demiuses) wrote,
demius
demiuses

Моя проза

После долгих размышлений. Выкладываю свою графоманию. Большой ценности она скорее всего не имеет, но вдруг кому-нибудь понравится.
Выкладывать буду по главам. Итак.


Монета

(ноябрь-декабрь, май 2006г.)

(Редактура: ezhonok21)


И я подбpосил монету
Сказав себе: "Зло и добpо".
Монета весело встала
Тpи pаза подpяд на pебpо
(с) С.Калугин



Глава 1. Зима в Олденье

Он пробирался по сухому валежнику, поднимая небольшие султаны снега. Сухие мельчайшие частички снега ещё долго висели в воздухе, искрясь на солнце. Солнце же с удовольствием дарило миру свой свет. Впрочем, теплом оно брезговало, и вскоре ему пришлось остановиться, чтобы вытряхнуть завалившийся в сапоги и пуховик снег. Избавившись от колючего ощущения под воротником и за голенищами, он продолжил путь. До вершины осталось совсем не много, но лес скрывал это, хоть и давая чувство простора редкостью деревьев и контрастом черных стволов со снегом.
Наконец подъём стал более крутым, деревья поредели. Валежник не стремился более уронить путника. Но подниматься по снегу, которого становилось всё больше, становилось сложнее. Наконец он вскарабкался на пологий язык породы, обращенный вертикальным склоном к его родной деревне и пологим склоном, уходящем в лес. Лес охватывал утес и деревню полу подковой, с трех сторон. Вдоль четвёртой стороны шел тракт, по которому раз в год приезжала в деревню ярмарка, осенью вывозили урожай в ближайший городок, и возвращались со всякой всячиной, надолго приковывавшей внимание сельчан. Деревня большей часть находилась между трактом и утесом, зажатая лесом, потихоньку сводимого под дома. Кругляши бревен, уверенно защищали людей от зимы, благо лесом, как впрочем и холодами север славился всегда. Сверху дома были прикрыты слоем дранки, и завалены снегом. За трактом находились поля, сейчас укрытые снегом и терявшиеся в дымке, и поэтому с утеса не видные. Но он знал, что за полями идут вырубленные лесозаготовительные площадки, а за ними лес и река. Впрочем, речушка была слишком мелка, чтобы по ней можно было уплыть куда-нибудь. Лес за утесом простирался на огромное расстояние, периодически разрываемое языками цивилизации, такими же как его родная деревня. И шел по поверьям, до самого эльфийского леса. Вокруг деревни живность была редкостью, но в глубине, порядка пары дней пути водились и волки и медведи. Кроме того, лес постоянно пересекали речки и речушки разных размеров. Достаточно буйные, чтобы не замерзнуть зимой, и достаточно занесенные снегом, чтобы их можно было не заметить. Оставался тракт.
На север лежал сплошной лес, в котором потерялись ещё две такие же деревеньки. За последний из них, которая, так и называлась, Римия, что означало окраина, шли, бесконечные просторы леса. Никто не знал, где он заканчивается, хотя в городском трактире поговаривали, что за ним находились горы, где водились по поверьям существа магические и тем самым еще более загадочные.
На юг по тракту можно было часа за четыре-пять дойти до Формендора, так назывался ближайший город, и по совместительству столица местного владения. Там располагался настоящий, хоть и небольшой, замок, и жил в нем местный лорд-управитель, подчиняющийся непосредственно верховному лорду. Ещё в городе располагался рынок, где можно было купить множество разных вещей. Естественно при наличии денег. Но куда интереснее было в местном трактире. Там собирались путешественники, казалось, со всех сторон света, и порой можно было услышать удивительные истории и люди с окрестных деревень, совершивших все необходимые дела, а так же торговцы, отмечающие очередной навар от удачной сделки, либо ища забытья после убытков или ещё каких бед. Отец брал его с собой на рынок, показывая на деле все тонкости торговли. А потом и в трактир, где можно было отдохнуть и послушать историй.
Солнце тем временем приблизилось к кромке этого бесконечного леса, и пора было уже возвращаться домой. Он развернулся, вдоволь налюбовавшись видом своей родной деревни, и побрел вдоль кромки утеса вниз.
Дома все уже собрались. На очаге аппетитно булькало, мать и сестра сноровисто сновали по дому, накрывая на стол. Отец сидел у камина и задумчиво курил трубку.
- Опять на утёс лазил?
- Да, пап. А что такого? Я был тебе нужен?
- Да, в общем, то нет, но ты мог бы заняться чем-нибудь пополезнее. Весной ты достигнешь совершеннолетия, и пора буде подумать о собственном доме и хозяйстве.
- Это обязательно?
- Ну, ты можешь, конечно, ещё побездельничать пару тройку лет, но…
- Я всё понимаю, папа…
- Тебе что, не хочется стать хозяином? Самому отвозить урожай на рынок…
- Я хотел попутешествовать, посмотреть мир…
- Что ты надеешься там увидеть? Волшебные замки и сказочных драконов? Думаешь, жизнь наёмника так интересна и романтична. Большая часть их жизни проходит в таких вот кабаках как в Формендоре, где они ждут какую-нибудь, чаще всего, грязную работенку. И поверь, ничего нового в других местах ты не найдешь. Да, на юге жарко, и люди черны, как смоль, но они такие же, как и здесь. Во всех городах одни и теже мошенники и попрошайки. Нам наоборот очень повезло, южнее можно встретить разбойников, а на море есть пираты. Нет, у нас определенно самое спокойное место, и надо быть безумцем, чтобы пожелать другого…

На следующий день он не стал подниматься на утес, чтобы лишний раз не вызывать отца на беседу его будущей жизни. Пока что он закончил ремонтировать шкаф, для соседей, уже думая о припрятанных досках для лука. Соседская девчонка Эльга тайно посматривала на него из-за щелочки двери.
- Эльг, позови Олафа, я закончил.
- И давно ты умеешь ремонтировать мебель?
- Как говорил мой отец, мужчина должен уметь ремонтировать всё, что есть в доме.
- А ты слушаешься своего отца?
- Я сам всегда решаю, что делать и кого слушаться!
- Ой, какие мы серьёзные…
Вот так всегда, почему, как только она появляется, он тут же сначала придумывает какую-то глупость, а потом краснеет…
- Ну ладно, я тогда пойду, а ты передашь своему отцу, что я всё сделал. А у меня дела.
- Интересно какие?
- Ну, тебе будет неинтересно.
- Почему же? Очень интересно. Интересно, что ты такое задумал? На утесе постоянно пропадаешь, башню строишь, или там клад какой?
- Ничего ты не понимаешь, зачем ты вообще ты наблюдаешь за мной?
- Что хочу, то и делаю, чем ты мне можешь помешать.
- Сейчас в шкафу закрою, и будешь ждать, пока придет кто… с этими словами, он бросился на неё, но там том месте уже никого небыло. Мирь, бросился за Эльгой и уткнулся в большой грузный живот Олафа, отца семейства, - “Что это вы тут затеяли? Мириан, ты починил шкаф?”
- Да
- Отлично, вот тебе штуковенция. Под штуковенцией, Олаф понимал монету. Она очень редкая и в трактире её не принимают, а ты вроде любишь всякую всячину…
- Да. Спасибо. Я пойду, пожалуй.
- Ну, давай, давай…
Тогда он вышел на улицу, где его уже поджидал закадычный друг, - Дилиан.
- Ну что тебя Эльга, опять доставала? - Дил, был старшим братом Эльги.
- Я не понимаю, и-за чего она?
- Подрастёшь, узнаешь.
- Сколько можно талдычить одно и то же? “Подрастешь узнаешь”, “подрастешь узнаешь”, - достало!
- Ну, как я могу тебе объяснить это чувство? Вы его считаете постыдным и интересным только девчонкам.
- Ну ладно. Пошли, у меня там кое-что припрятано.
И они отправились под утес, строгать луки.
Tags: Монета, Моя проза
Subscribe

  • (no subject)

    Сомерсет Моэм - Бремя страстей человеческих Книга о молодом человеке, замкнутом в себе из-за ранней потери родителей и хронической хромоты. О его…

  • (no subject)

    Ну, и пользуясь перерывом, выложу сюда еще один заготовленный пост. Про книги. Джонатан Сафран Фоер - Жутко громко и запредельно близко Потрясающий…

  • (no subject)

    Недавно прочитал "Одиночество в сети" Януша Вишневского. Сначала меня очень зацепило, а потом наскучило. Причина, - слишком. Когда описаны высота и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments