August 24th, 2008

кофейная тема

(no subject)

Эх, как тяжело мучится от одиночества, когда около, есть человек, жаждущий это одиночество прервать. И ты понимаешь, что все это глупо, что это будет иллюзией, что для тебя этот человек не будет той самой, а просто будет стоять на ее месте. Заполнять собой пустующую нишу в душе, но никогда не заменит, то содержимое, кое там должно быть.
И самое хреновое, что мне до сих пор как-то не верится в любовь. Поэтому я даже выразить не могу что же жду и ищу...
кофейная тема

(no subject)

Пробивает меня в эти выходные на какие-то личные посты, ну да ладно...

Как я уже много раз писал, я не вижу снов. Точнее, наверное вижу, все видят, но не запоминают. Так что я, наверное, тоже. Вместо этого я перед сном сам себе фантазирую сон. Реалистичный или сказочный. О прошлом или будущем. Что свойственно, стараясь максимально точно проработать мир, Если есть космический корабль, то просто так он летать не может, надо обязательно придумать теорию, согласно которой он может летать. Пусть неправильную и бредовую, но внешне стройную. Ну да я не об этом.
Частенько подобные фантазии носят не фантастическо-фэнтезийный характер, а жизненно мелодраматичный. Наличие у меня девушки, дело тоже пока фантастическое. И вот тут я упираюсь в проблему, из-за которой при такой богатой фантазии, даже не надеюсь стать писателем. Я не умею изобретать новые формы, только использовать старые, пусть и совмещая, собирая их в совершенно новые конструкции. Поэтому и в новых мирах живут обычные земные животные, пусть иногда покрашенные в другие цвета, с нелепо нарощенными лишними частями тела, чтобы хоть как-то скрыть похожесть.
Вот и люди в моих фантазиях тоде старые, земные. И в фантазиях мелодрамах в качестве своей девушки, я тоже не рисую уникальный образ. а беру кого-то из вас. Кого-то чаще, кого-то реже, но иначе не получается. Но есть одно приятное исключение. Если я представляю какой-либо праздник, и я на нем играю на гитаре, то моя девушка играет со мной дуэтом на блок-флейте. А так как никто из вас играть на ней е умеет. Тут-то из глубин и всплыл наконец новый образ.
Главной нотой, ее является светлость, не белизна, как у Кристи, а именно светлость. Светло-серые, светло-голубые, светло-зеленые, - вот ее оттенки, да и цвет волос колеблется от блонда, то светло-русых, но никогда не бывает темным. Простота и женственность, она любит платья, но как можно более простые, и с удовольствием их носит, где это возможно, но не боится практично влезть в джинсы. Стройность, да она как и я очень стройна, может даже слишком. Волосы у нее под стать ей, длинные, но тонкие, легко ломающиеся и выпадающие, что доставляет ей множество мучений и расстройств. Лицо так же плохо прорисовано и плывет между то одним образом, то другим, но оно почти всегда вытянутое в вертикаль, чаще всего с мелкими тонкими, робкими чертами. Да и сама она выражает собой женственность и робость. Она не требует быть с ней мужчиной, просто не быть около не возможно. Ей не нужно делать упреков, ну что же не помог, что же не перехватил инициативу, это само собой получается, и по другому просто невозможно. При этом, она отнюдь не городской житель, боящейся трудностей, и неудобностей. Походы, фесты, холод и грязь, для нее привычны.
Еше, наверняка, она как и я увлекается компьютерными делами, но я этого не знаю. Сей образ приходит именно в музыкальных фантазиях. Поэтому для меня она образ, северной природы, что кажется хрупкой и боязливой, но на самом деле крепка и вынослива, образ фолковой музыки, и деревянной блок-флейты в частности. Ее мягких, но настойчивых звуков.
Вот как-то так.