demius (demiuses) wrote,
demius
demiuses

Монета глава 6. Сирелья

Последняя на данный момент написанная глава... Когда будут следующие не знаю.


Глава 6. Сирелья



Друзья бодро шагали по дороге на юг. Полуденное солнце вовсю грело камни и глину дороги, ещё голые поля вокруг, полосы кустов и деревьев, тучи птиц, безуспешно разгоняемых местными крестьянами. Леса, характерные для севера округа отступили, и лишь с высоких холмов, на которые периодически взбиралась дорога, можно было разглядеть их синеватые полоски отделяющие землю от неба.
- А правда, что на юге совсем нет деревьев? – спросил Мирь.
- Почему же есть, только выглядят они по другому. И там их куда меньше, чем у нас. Зато, там где они есть, говорят они, почти не проходимы. И называются они, - Джунгли.
- Дил, как ты думаешь долго ещё до Менсира? – Консти была настроена на более прозаичные темы.
- Судя по карте, виденной мною в Формендоре, - около 8-12 часов. Мы же, не конные, - мы прибудем в Сирелью послезавтра.
Устроились они в рощице росшей в отдалении от дороги. По дороге ходил патруль, из войск местного лорда. Он вполне мог принять их за разбойников, или ещё за кого. Лорд, не относился с той строгостью, к обычаям, как жители отдаленных деревушек, или как, например, его дед. Но продержать в темнице мог, ради общественного спокойствия.
В южных, более благоустроенных районах округа с охотой было сложнее, но они закупили достаточно припасов, и голодать им не приходилось. Правда, на следующий день начался дождь, но и это обстоятельство не омрачило настрой путников. Куртки разбойников, из кожи квобата, а так же хорошие кожаные штаны и сапоги, не промокали и не доставляли неудобств. Сначала Дилиан, ещё беспокоился за припасы, но, выяснив, что котомки, так же не промокают, совсем успокоился. Всё шло хорошо.

Дождь кончился, аккурат через день после начала, когда они подходили к поселку. Тащиться по лужам, всем порядком уже надоело, но все были рады, что ушли из тех мест, где могли бы встретить знакомого. Сирелья располагалась у самых вод Менсира, и её обитатели жили не только полями, но и рыбной ловлей. Почти в каждом дворе были развешаны сети, Кое-где виднелись перевернутые лодки.
Дорога подходила к небольшой площади и поворачивала чуть влево. Прямо виднелось двухэтажное здание мэрии, а справа таверны. Ошметки низких серых туч висели над деревней, сквозь них периодически продиралось солнце, сверкая на лужах и мокрой коже курток путешественников.
Они уже совсем было, собрались повернуть в таверну, как поворот открыл им вид на мост.
Надо сказать, что мост был сооружен не столь уж давно, взамен сгоревшего деревянного. Местный бюджет конечно бы не справился со строительством, поэтому были выделены средства и рабочие из столицы. Строительство велось почти четыре года, и за это время деревня основательно разбогатела, хотя и площадь, и двухэтажные здания, построены были, когда вместо моста действовала ещё паромная переправа, и народ в ожидании парома, или очереди на него, а иногда было и так, заходили в таверну пропустить кружечку другую.
Мост был построен из серого камня, в три пролета, и на целый полет стрелы. Арки вздымающиеся на почти десять метров из воды были способны пропустить любой речной корабль империи. Ширина моста была подстать его высоте, - на нем могли разместиться четыре повозки в ряд.
Хоть такие мосты и влетали империи в копеечку, а окупались крайне медленно, каждый император стремился оставить после себя, хотя бы одно столь величественное строение, ради памяти. К тому же мост выполнял защитную функцию, - ведь морские корабли пройти его не могли, их снасти не позволяли опустить мачты. А благодаря высокой балюстраде, на мост можно подтянуть взвод стрелков, или даже маленькую катапульту.
Перед мостом стояло приземистое одноэтажное строение. и ворота перегораживающие въезд на мост.
- Похоже и здесь нужен налог в фонд развлечения охраны, - философски заметил Дил.
- Ну, они же не давно открыли мост, надо же им вернуть деньги на постройку…
- Так они уже их собрали, с налогов. И на них построили. А теперь снова собирают, на этот раз с путников.
- Ну так, Дилиан, становись королем и меняй политику.
- Ладно, пошли в таверну, поспрашиваем у местных, насчет лодки…
Весной в таверне народу было не много. В основном торговцы, всяким товаром, да агенты, вызнающих, у кого какой урожай ожидается, и заключающих долгосрочные контракты. Такие люди всегда ездили с охраной, потому как перевозили немаленькие суммы денег, одалживая их крестьянам, на крупные приобретения, заранее скупая урожай. По их количеству можно было судить о состоянии округа и империи в целом. В таверне их было четыре, что говорило, что у округа Формендор дела идут хорошо.
Друзья подошли к стойке.
- Чего изволите? Есть жареная рыба, с картошкой, местное винцо, вчера завезли свежий ром.
- Рыбу с картошкой. На троих. – Дилиан как обычно, взял на себя роль вождя их троицы. – Да, и не знаете, никто в деревни не идет в ближайшее время вниз к Лонделизу?
- Хорошо, сейчас, скажу кухне. Нет, вроде.
- А тогда, не скажите, никто лодку не продает? Небольшую, только чтобы спуститься по реке троим?
- Лодку, … хм… Может только старый Кехен.… Поспрашивайте на пристани. Она ниже моста, на этом берегу.
- Спасибо.

Около моста берега были довольно круты, поэтому пристань представляла собой деревянный настил на столбах, над водой, идущий параллельно берегу. Начиналась пристань почти у моста, и заканчивалась почти в полете стрелы, что для деревни было не маленькой пристанью. К пристани сбегали многочисленные дорожки, в особо крутых местах спускаясь по сходням прикрепленным к земле кольями. В другом конце берега опускались почти к самой воде, там пристань расширялась настилом, лежащим уже на берегу. Впрочем, сейчас она была почти пуста. У моста покачивались два коча со спущенными парусами да небольшая лодчонка. На ближайшем, гордо носящем имя “Нацилир”, что значит победитель, копошились в снастях двое.
Несмотря на малые размеры, корабли поразили, Мириана. Ведь он не видел до этого кораблей, и двадцатиметровые кочи, казались ему просто гигантскими. Каждый из них имел одну мачту с одним прямым парусом, а ближайший и с небольшим кливером. Для плаваний по реке этого хватало.
- Не скажите, никто не идет вниз к Лонделизу?
- Или, может, лодку продает? – вставил Мирь.
- Нет, лодку никто не продаст, это сейчас весна, грузов немного, ну разве что в столицу. А вот летом, начнется активное движение, особенно к осени.
- Немного, но всё же есть…
- Я хожу в столицу, это довольно выгодный маршрут, хотя и народу довольно много, а вот Корис, с Алкона, ходит в Лонделиз, но сейчас он уже в плавании, вернется недели через две.
- Долго ждать, конечно, ну да мы не спешим ведь…
Они отошли от Нацилира, и пошли вдоль причала. Второй коч, “Равер”, лев, стоял без людей. Берег плавно пускался и становился все более пологим. Кое-где, из земли торчали дверки погребков и складов, от них вниз к пристани шли сходни и желоба, скрепленные шпалами. Видимо по ним спускали вниз тележки, для загрузки-выгрузки.
Там где берег почти, что совсем сравнялся с причалом, деревянный настил расширился и пошел и по берегу. На берегу, были видны ещё четыре коча стоящих в специально сделанных для них ложбинах, от них деревянные полозья плавно спускались в реку, А пристань была разобрана, и через такие сходы перекинуты временные мостки. Сами корабли были также обставлены какими-то мостками, балками, и прочим малопонятным, далеким от кораблей людям.
- Вот поселимся в какой-нибудь прибрежной деревеньке, научишься кораблестроительству. Будешь строить подобные корабли, а может и большие. – размечталась Консти.
- На это надо годами учиться. А я всю жизнь прожил вдалеке от хоть сколько-то большой реки, чтобы можно было заниматься кораблестроением… Серебрянка становится довольно большой рекой, уже довольно далеко от Эндии или Римии…
- О вы с севера! А я слышал те названия. – Это из под самого маленького и неказистого коча вылез паренек. С необычно темными для севера волосами. – Привет, я Нолвет.
- Привет, Я Дилиан, это Констиния, а это Мириан. Ты не ошибся, мы с севера.
- А я всю жизнь здесь прожил. С дедом.
- А что это дедов корабль ремонтируешь? – поинтересовался Дил.
- Ну, я в нем уже столько всего заменил, что он уже скорее мой, чем дедов. Это он меня всему научил.
- Занятно. Ладно, вечереет уже, надо, поинтересоваться, насчет комнат в таверне, а то носить все пожитки собой уже надоело.
- А заходите ко мне, у нас дом большой, пустой. Поживете с нами пока.
- А дед, не будет против?
- Нет, с чего бы?
- Ну, мало ли?
- Ладно вам, идемте, будете моими гостями…
И они пошли за Нолветом. Там им выделили две комнаты, Консти представили женой Дилиана. Накормили и протопили баньку. Деда звали Кехен, и действительно хотел, было продать лодку, но сын вцепился за неё руками и ногами.
Дом у Кехена был большой, с резными наличниками, коньками в виде носов лодок. Но по большей части заброшенный и разваливающийся. Раньше здесь жила зажиточная семья, но теперь родные толи вымерли, толи разъехались, Кехен остался один.
А потом, нашел Нолвета. Его оставили ярмарочные. И он вырастил его как собственного внука. Помимо дома и больших огородов, половину которых, уже отобрали соседи, и этой семьи был ещё коч. Небольшой, в за последнее время сильно развалившийся. И Нолвет большую часть времени, когда был не занят на работе по полю, занимался с ним. Дед иногда выходил к пристани и давал ему советы.

Весь завтрашний день, да и следующий после него, они потратили, на помощь Нолвету, постепенно ставшего просто Нолом. Коч, собственно был почти закончен, не хватало только части оснастки, и парусов.
- Ерунда, для начала можно обойтись и без парусов. Есть весла. А там наловить рыбы, продать, и купить паруса. Но сделать это надо сейчас, пока все заняты в поле и рыбу мало кто ловит. Потом, многие будут рыбачить и рыбы будет мало и денег накопить будет сложнее.
- Ну у тебя прямо Эйорловские планы, юный Нол. Думаю завтра можно будет уже испытать твоё судно… Кстати, а как ты назовешь его?
- Пока не знаю. Испытаю на воде, закончу со снастями, и назову.
- Если эта посудина, поплывет, я куплю бутылку шампанского, чтобы назвать его по всем правилам.
- Дил, ну что так ехидствуешь… А я верю, что все получится.
- Спасибо Консти.
- Ну, ладно, извини, я же ради шутки…
На следующий день они спустили коч на воду. Консти осталась на берегу, А Дил с Мирем помогали Нолу в управлении. Выведя коч со сходен, они на веслах пересекли реку, до другого берега и вернулись обратно. А после пришвартовали коч к причалу, между своим и соседним спуском. До вечера, он стоял у причала, причем Нол то и дело спускался под палубу, смотреть, нет ли где течи. Вечером, его, по выражению местных, посадили на мель. На самом деле, его подвели к сходням и чуть-чуть приподняли, чтобы он был в воде, но уже не мог перевернуться или просто затонуть. Это был успех Нолвета, но все очень устали, чтобы отпраздновать его.
На следующее утро так и не дал нигде течи. На что Дил, не только купил бутылку шампанского, но и недостающие снасти, кроме парусов, те были дороги, и ещё бутыль эля на праздник в честь окончательного спуска на воду корабля.
Нолвет хотел назвать свой корабль Непобедимым, но дед вспомнил, что когда-то он назывался “Туилин”, что значит ласточка. А по древнему обычаю, нельзя менять названия кораблей, это к несчастью. Правда, стоит заметить, что обычай морской и речники не всегда ему следуют.
В итоге мнения как назвать корабль разделились, и Дил предложил голосовать. Кехен и Дилиан были за обычай, Мирь и Нолвет за новое название. Выбор был за Консти.
- Не люблю обычаи и традиции, но ласточка мне нравится больше. Да и какое-то слишком громкое название для такого небольшого кораблика.
- Ну что ж, у каждого свои мотивы, но за старое название голосов больше. Хотя в любом случае решать хозяину.
Хозяин решил не сопротивляться. К вечеру на носу корабля красовалось “Туилин”, о борт полетела бутылка вина, брошенная Консти. Брызги зеленого стекла и желтоватой пены, - и Туилин сошел со сходен, чтобы подняться по ним уже не скоро, к следующему большому ремонту. Корабль пришвартовали рядом со сходнями, и весь вечер на этой части пристани гремел праздник. А весь следующий день испытывали корабль, делая круги вдоль причала от одного конца деревни до другого.

А с утра Нолвет стал собираться в дорогу. Времени у него было много, и он делал это тщательно. Над каждой вещью долго думая, насколько она будет необходима в походе. Мирь тоже собрался плыть с ним. Он помогал ему в подборе вещей. Жадно постигал науку управления судном, и рассказывал о том времени, когда жил в Олденьи, и показывал разные хитрости, которые могли бы пригодиться в походе. Кроме того он не забывал тренироваться во владении мечем, чем вызывал восторг у Нолвета, который меча и в руке-то никогда не держал. Дил, тоже иногда присоединялся к их тренировкам, показывая те немногочисленные приемы, которыми владел. Так же он помогал им готовить снаряжение, и занимался своим и Констиным. С каждым днем все больше перед ними становился вопрос, отправиться с Нолветом, или дождаться Алкона. Алкон так же относился к кочам, но был заметно больше ласточки, которая и так была невелика, так и при ремонте её пришлось укоротить на целый шпангоут. С другой стороны, и народу на Алконе поплывет немало. Да и расставаться со своим другом он не хотел.
А Кехен все грустнел. Он то надеялся, что приёмный сын строил коч, чтобы рыбачить, а тот решил отправиться, повидать другие порты да страны. У него были и дети и внуки, но они разъехались кто куда, и Нолвет был его последней отрадой. Когда молодежь праздновала сход со стапелей корабля, он подолгу сидел на веранде вспоминая свою жизнь и, думая, что будет дальше…

На шестой день все, наконец, было уложено, и Туилин был готов отправиться в путь. Дилиан, уже совсем было, собрался ехать с Мирем, как Кехен совсем погрустнел, и всё реже выходил на улицу. Решено было остаться ещё на день.
- Нол, ты же видишь, что твориться с Кехеном.
- Мне жаль старика, но ты думаешь, он меня когда-нибудь отпустит?
- И что ты предлагаешь? - Не унимался Дил. Мирь предпочитал помалкивать: одно дело, когда его отец сам настраивал его против себя. И потом у него оставалось ещё много друзей и родных. А у Кехена никого. Но ведь и Нолу хочется с ними, что ему, - оставаться…
- Не знаю… Просто… Ты не представляешь, как мне надоело здесь… Я не могу бродить по одной и той же местности, и плавать по одному и тому же участку реки.
- Может… Взять его с собой, вставила Консти
- Он не пойдет, у него здесь все: и дом и огород. Поле засеяно… - нет, он не уедет. – Сказал за отца Нол.
- А если вы останетесь с ним, вы же ушли, из села, потому как нарушили обычай, а не ради путешествий…
- Боюсь мы ещё слишком близко. Нам все равно придется ездить в город, и лучше, если это был бы другой город.
- Ну, тогда не знаю…
- Дил, если надо я останусь, но это не будет надолго. Рано или поздно, я все равно уеду. …И вряд ли, это будет после его смерти…

В конце концов, порешили, что Нол предложит отцу поехать с ним и Мирем на Туилине. Если он не согласиться, то Дил и Консти останутся до прихода Алкона, и попробуют уговорить отца поехать с ними, в другую деревню. Ну если и это не выйдет, то по крайней мере, они сделали, всё чтобы очистить совесть…

Все укладывались спать, когда Мирь подошел к Нолу.
- Слушай, у меня довольно глупый способ, но когда нет другого решения, годиться и он.
- В смысле?
- Вот монета. Я когда уходил, подбросил её, руны – путь, листики и колоски, - дом…
- Хм. Ну вряд ли она что-нибудь изменит. – И Нол подбросил монету.
Монета покатилась по ступенькам с крыльца, по доске положенной вдоль дорожки, на случай дождя, соскочила с неё, и упала. Юноши подошли и посмотрели. На обращенной к ним стороне монеты красовались древние руны.
Tags: Монета, Моя проза
Subscribe

  • (no subject)

    Сомерсет Моэм - Бремя страстей человеческих Книга о молодом человеке, замкнутом в себе из-за ранней потери родителей и хронической хромоты. О его…

  • (no subject)

    Ну, и пользуясь перерывом, выложу сюда еще один заготовленный пост. Про книги. Джонатан Сафран Фоер - Жутко громко и запредельно близко Потрясающий…

  • (no subject)

    Недавно прочитал "Одиночество в сети" Януша Вишневского. Сначала меня очень зацепило, а потом наскучило. Причина, - слишком. Когда описаны высота и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment